На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера.
В частности, для персонифицированной работы сайта мы обрабатываем IP-адрес региона вашего места положения.
ОК

Наверх

GrottBjorn
Скандинавские традиции бизнеса

Любая хорошая идея входит толстым концом

16.04.2014

Вот жизненный пример: фондовому рынку в России уже более 20-ти лет, но такие понятия как «ценная бумага», «биржа» или «брокер» до сих пор у многих вызывают как минимум непонимание. Классический ответ из уст первых лиц компаний: «Брокер как сущность нам непонятен, вот банк – другое дело». При этом многие даже не подозревают, что на финансовом рынке у брокеров, бирж и банков единый регулятор, что все они являются финансовыми организациями, а, значит, работают в рамках одних и тех же законов и подчиняются схожим требованиям. Конечно, есть специальные законы, которые регулируют профессиональную деятельность. Эти законы и создают принципиальные отличия при ведении финансовых операций через разные организации.

Например, согласно ГК РФ банк может использовать денежные средства на банковском счёте клиента, даже не спрашивая согласие последнего на это, что вызывает для клиента риски стать «счастливым» кредитором банка, в случае отзыва у банка лицензии, поскольку денежные средства клиентов банка и самого банка, по закону, не разделяются.

 Другое дело брокер. У брокера есть законодательная обязанность обособлять собственные денежные средства от клиентских, а также получать разрешение от клиента на использование денежных средств. Конечно, брокер не банк, а значит, банковские операции выполнять не может, однако хранить деньги на брокерском счете безопаснее, чем на банковском. И если клиента в первую очередь интересует вопрос сохранности активов, то вполне можно использовать брокерский счет как «хранилище», периодически выводя с него активы для хозяйственных операций. Кроме этого, есть инструменты позволяющие получать «безрисковую» ставку, то есть зарабатывать на свободных денежных остатках.

 Кроме того, работа через брокера в отдельных сегментах рынка, например, на валютном рынке, позволяет существенно экономить на операциях. Брокер даёт клиенту прямой доступ на открытый рынок, а, значит, клиент может быть уверен, что в каждый конкретный момент времени он может заключить какую-либо сделку по наилучшей из возможных цен. В нашей практике разница между курсом открытого рынка и курсом, который предлагает банк вполне может составлять 20-40 копеек на 1 у.е., что на объёме, например, в $200 000 даёт экономию в 40-80 тыс. руб. Поэтому весьма удивительно слышать от какого-либо финансового директора фразу: «Для нас это не существенная экономия». Если для вас, Господа, экономия на одной операции в 2-3 заработные платы хорошего специалиста – несущественная экономия, то, наверное, прямой доступ клиента на валютный рынок – это идея ну очень уж с толстым концом.

Виктор Лебедев.
Директор Финансового ателье GrottBjorn

Назад